Главная

Уроки Джен

Опубликовано: 03.09.2018

видео Уроки Джен

НОВИЧКАМ: Урок по обрезке исходников для анимации от Джен #1

Сегодня я решил отойти от моего стандартного формата. Обычно я начинаю статью с описания какой-либо патологии, затем рассматриваю ее этиологию, признаки и симптомы и заканчиваю стратегиями терапии для массажистов и мануальных терапевтов. Однако в этой статье я расскажу о подтипах плоскоклеточной карциномы, а после детально разберу процесс течения заболевания и терапии на примере человека, который поделился с нами своей историей.



ПЛОСКОКЛЕТОЧНАЯ КАРЦИНОМА – КРАТКИЙ ОБЗОР

Плоскоклеточная карцинома – разновидность рака, поражающая кератиноциты, основные клетки эпидермиса кожи, расположенные в базальном, шиповатом, роговом, блестящем и зернистом слоях эпидермиса. В Америке каждый год диагностируется около одного миллиона случаев заболевания плоскоклеточной карциномой. Обычно язва, пятна и бородавки, являющиеся проявлением плоскоклеточной карциномы, удаляют с помощью жидкого азота и дальнейшего лечения в большинстве случаев не требуется. Однако при неблагоприятном течении заболевания плоскоклеточная карцинома может стать причиной осложнения, о котором ранее, до написания этой статьи, я не знал – периневральная инвазия.


NETTA – TOY | ПОЁМ и ПЕРЕВОДИМ | Jane Kravitz

Данное осложнение характерно для очень ограниченного круга разновидностей рака, поражающих кожу головы и лица. При развитии этого осложнения раковые клетки используют моторные или сенсорные нервные волокна для метастазирования в другие области. Другие разновидности рака метастазируют через кровь, лимфу, перитонеальную жидкость или через прямой контакт поражённых тканей. Периневральная инвазия развивается у пяти процентов людей с диагностированным плоскоклеточным раком, и это осложнение обычно связывают с повышенным риском рецидива, возникновением локальных и удалённых метастаз и неблагоприятным прогнозом в целом.


Урок по полутоновому узору от Джен

Это осложнение проявляет себя по-разному. Пациент может указывать на симптомы, характерные для нейропатии: онемение, покалывание, боль или дискомфорт, локализирующийся в определённом участке на лице. Гистологическое исследование в таких случаях показывает наличие инородных клеток в периневрии (концентрических слоях соединительной ткани, образующих оболочку вокруг пучков нервных волокон периферических нервов). Однако периневральная инвазия имеет одну обманчивую особенность – раковые клетки могут со временем исчезать из периневрия.

Если плоскоклеточная карцинома сопровождается периневральной инвазией, наиболее эффективным считается лечение с помощью операции Мохса – процедуры послойного удаления повреждённой раком ткани, за которой следует радиотерапия.

ПОСТАНОВКА ДИАГНОЗА

Если вы работаете массажистом или мануальным терапевтом, то история Джен Шварц вас заинтересует. Джен – бывший массажист, преподаватель и волонтер, член различных национальных и международных ассоциаций массажистов и мануальных терапевтов. Это взрослая европейская женщина с белой кожей. Она выросла на побережье Нью-Джерси, жители которого предпочитают загорать, используя детский лосьон вместо положенного для этой местности солнцезащитного крема с фактором защиты от солнца (SPF), равным 90. Она жила в штате Аризона, в местечке под названием Тусон, где постоянно занималась плаванием, работой в саду и пешим туризмом. Все факторы в совокупности: возраст, обширная история солнечных ударов, привычки и место проживания привели к тому, что Джен оказалась в группе риска по развитию различных форм рака кожи. Зная это, она дважды в год посещала дерматолога.

В анамнезе Джен можно обнаружить несколько случаев выявления рака кожи, однако, поддавшихся лечению. Например, шесть лет назад на коже её головы появилось пятно, которое заметил не дерматолог, а парикмахер. «Вы знаете, у вас тут какая-то точка, раньше я её не замечала, – сказала она. Может, сходите провериться?» Уже спустя несколько недель Джен прошла через операцию Мохса на коже головы и лба.

А недавно произошел еже один серьезный случай, которым Джен решила поделиться со мной, чтобы читатели смогли извлечь из этого рассказа для себя уроки.

Всё началось с того, что Джен заметила подозрительное изменение кожи близко к центру верхней губы в июле 2017 года. У неё был назначен визит к дерматологу на начало августа и она решила не торопиться. Однако в течение пяти недель пятнышко на губе стало стремительно видоизменяться. К тому времени, как она посетила дерматолога, это пятно превратилось в объёмное уплотнение порядка 0, 5 см в диаметре, кожа на этом участке шелушилась и была значительно темнее, чем окружающие ткани. Уплотнение не было болезненным и не чесалось. Его было очень легко проигнорировать или попросту не заметить. Однако вскоре дерматолог поставил диагноз – плоскоклеточная карцинома, распространённый тип рака кожи с низким, однако не нулевым риском метастазирования. Джен посетила пластического хирурга, который провел операцию Мохса. Он удалил уплотнение, сделав это так качественно, что рубцовая ткань почти не просматривалась – идеальный результат. Однако плохие новости не заставили себя долго ждать. Когда Джен пришла снимать швы, она узнала, что гистологическое исследование данного уплотнения показало признаки периневральной инвазии. Это значило, что раковые клетки имели возможность по нервным волокнам дать метастазы в близлежащие органы и ткани, включая головной мозг. Самым безопасным вариантом терапии являлась операция с последующей радиотерапией. Радиотерапией с применением больших доз радиаций. Её онколог примерно подсчитал, что за курс лечения ей придётся пройти 30 сеансов.

ЛЕЧЕНИЕ

Перед началом терапии медицинский физик (кто бы мог подумать, что такая работа вообще существует?) высчитал необходимую дозу радиации, отклонение от которой было недопустимо. Чтобы достичь максимальной точности, врачи изготовили из пластичного материала путем нагревания маску по форме лица Джен. Процесс занял всего 45 минут. Как сказала сама Джен, процесс изготовления маски она перенесла тяжелее, чем последующую лучевую терапию: «Ужасное чувство. Что-то теплое полностью закрывает ваше лицо и медленно сжимается. Вы вообще не можете двигаться. Я не страдаю клаустрофобией, но в тот момент мне было не по себе. Чуть сердце из груди не выпрыгнуло. Пару раз врачи хотели даже прервать процедуру, видя, как мне плохо, но тогда всё пришлось начинать бы с начала. Я вытерпела».

После изготовления маски сеансы лучевой терапии стали значительно быстрее и эффективнее. Подготовка к ним не занимала больше пяти минут – врачам требовалось лишь установить маску – а сама доза радиации подавалась на протяжении 40 секунд. Первые пару сеансов Джен перенесла отлично, никаких побочных эффектов замечено не было. После десятого сеанса Джен заметила один маленький волдырь на внутренней стороне верхней губы. К концу неделю волдырями покрылась вся внутренняя поверхность. Несмотря на то, что дозы радиации были относительно малы, излучение губительно воздействовало на все быстро делящиеся клетки, в том числе и клетки слизистой оболочки – вот и результат. Врачи Джен были ошарашены таким обширным поражением внутренней стороны губы на столь ранних сроках лечения. Конечно, подобные реакции являются сугубо индивидуальными, но все они ожидаются на шестой-седьмой неделе лечения, но никак не на второй – третьей. Лечение продолжалось ещё неделю, однако боль стала абсолютно невыносимой. На неделю сеансы прервали. Губа Джен распухла настолько, что она не могла ни есть, ни говорить. Она потеряла пять килограммов, прогресс лечения замедлился. К тому времени, как возникла необходимость продолжить терапию, врачи изготовили для Джен особую капу для внутренней поверхности губы, чтобы ограничить разброс радиации и сопутствующие болезненные повреждения слизистой.

Джен прошла через тридцать сеансов. Через две недели воспаление прошло, а ещё через несколько недель исчезли волдыри. На протяжении всех этих недель она не могла чистить зубы – ей приходилось пользоваться ополаскивателем и особой пастой. Поначалу слабость и тошнота, сопровождающие радиотерапию, были невыносимы, но Джен привыкла, и вскоре неприятные ощущения начали сходить на нет. «Да уж, не так я хотела отметить свой выход на пенсию. Однако я хотя бы чем-то занималась в это время!» – шутит Джен.

Боль от воспалений на внутренней стороне губы была нестерпима. В худшие моменты помогал оксикодон – с ним она хотя бы могла есть нетвёрдую пищу, что помогало ей справиться с тошнотой и слабостью. Также она пользовалась ополаскивателем для рта с лидокаином. Джен была очень рада, когда смогла отказаться от него – с ним еда абсолютно не имела вкуса.

Слюнные железы погибают под воздействием радиации. При недостаточном количестве слюны язвы и волдыри во время сна буквально слипаются с верхними зубами. Каждое утро Джен приходилось отделять волдыри от зубов, срывая корочки, что значительно мешало заживлению. Она не могла прикасаться к верхней губе, поэтому ей приходилось накладывать заживляющую мазь на нижнюю губу и уже ей смазывать верхнюю.

Всё это выбило Джен из колеи. Ей было очень эмоционально тяжело. Боли не было ни конца, ни края, внутри рта постоянно что-то болело, слабость и тошнота её не покидали очень долго.

ЛУЧШИЙ РЕЗУЛЬТАТ

Спустя несколько недель волдыри зажили, однако каждый приём пищи все ещё оставался серьёзным испытанием для Джен. Она начала использовать крем от ожогов. Повреждённая кожа все ещё сохраняла тёмно-коричневый оттенок, сохранялась небольшая припухлость и сухость. Прикасаться к губе она уже могла, однако производить какие-либо манипуляции с ней было ощутимо больно.

Онколог Джен поспешил её обрадовать. Он был уверен, что с раком покончено, и она абсолютно здорова. Однако в области, на которую попадала радиация, выпали все волосы и слюнные железы могли не восстановиться. Однако Джен это не волновало – она сразу начала жить полной жизнью, которую она так любит.

«ВАМ ПОВЕЗЛО – У ВАС ВСЕГО ЛИШЬ РАК КОЖИ»

Какие уроки мы можем из всего этого извлечь? Джен поступала очень мудро, следя за всеми изменениями структуры кожи и регулярно посещая дерматолога. Каждому бы так прилежно следовать всем рекомендациям, особенно людям, находящимся, как Джен, в группе риска. Массажист Джен не заметил первое пятнышко на её коже, однако множество людей обратили на это внимание. Её парикмахер выразился очень корректно – без намёка на тревогу или постановку диагноза.

Джен не прибегала к массажу в процессе лечения, однако множество людей поступает именно так. Очевидно, что в контексте данного заболевания массаж – отличное подспорье в борьбе с болью, слабостью и побочными эффектам обезболивающих. Однажды массажист Джен сказал ей: «Вам повезло – у вас всего лишь рак кожи». Я полагаю, что все написанное мною выше убедило вас в том, что плоскоклеточная карцинома – это не просто рак кожи. Многие воспринимают данное заболевание как не очень опасное и легко поддающееся лечению. Плоскоклеточная карцинома Джен, сопровождённая периневральной инвазией – яркий пример того, как это заболевание может привести к целому ряду серьёзных проблем. Если бы Джен не посещала своего дерматолога регулярно, все могло быть гораздо хуже. Однако всё и так было не просто – она прошла через физически и психологически тяжелое лечение, потратив много сил, энергии и, к слову, денег.

РОЛЬ МАССАЖА

Массажисты видят и чувствуют кожу клиентов чаще, чем свою. По сути, за кожей постоянных клиентов массажисты ведут постоянный контроль. Эта возможность приводит к ответственности: мы обязаны проинформировать клиента в случае, если что-то необычное на коже привлекло наше внимание.

Однако это не всегда просто. Мне нравится, как поступил парикмахер Джен. Незатейливо и вежливо спасла жизнь! Мои коллеги часто рассказывают мне подобные истории – обратил внимание на необычные высыпания на коже, а это оказался рак и всё в таком духе. Однако для этого массажист должен разбираться в формах, симптомах и признаках рака – именно образовательную цель преследовал я при написании этой статьи.

Однако запомните – не следует выходить за профессиональные рамки. После прочтения моей статьи ни в коем случае не говорите каждому клиенту: «Так-так, кажется, у нас тут большая базальноклеточная карцинома!» Однако если вы заметили что-то подозрительное на коже, вы можете – и вы должны – сказать клиенту: «Я заметил на вашей коже что-то, на что было бы интересно посмотреть вашему врачу», – и так далее.

Как начать диалог? Потренируйтесь на коллегах. В своей практике вы обязательно столкнетесь с подобным – кто знает, быть может, вы спасёте чью-то жизнь!

Рут Вернер

Новости

Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru

rss